НАВИГАЦИЯ

СЮЖЕТ ПРАВИЛА РОЛИ ВНЕШНОСТИ F.A.Q. НУЖНЫЕ ГОСТЕВАЯ ШАБЛОН ДЛЯ КАНОНОВ
ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!

Двери сказки открыты для вас, путники! Не стойте в дверях, проходите к жаркому костру, за которым вы сможете услышать немало интересных историй. Возможно, одна из них будет о вас.

НУЖНЫЕ

А также: Руби, Анна, Белоснежка, Майкл и Джон Дарлинги, Ротбарт
ЛУЧШИЙ ИГРОК



НОВОСТИ
25.06.16. Упрощенный прием для всех персонажей на летний период. Торопитесь присоединиться!
09.04.16. Мы возобновляем вещание нашего новостного канала и с радостью сообщаем вам, дорогие игроки, о новой главе сюжета, ознакомиться с которой вы можете, пройдя по ссылке в навигации. Также изменен шаблон личного звания - просим всех заглянуть в соответствующую тему для его переоформления!

Once Upon A Time: Sail Away

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Once Upon A Time: Sail Away » Сюжетная линия » Поверьте мне...


Поверьте мне...

Сообщений 1 страница 26 из 26

1

Действующие лица: Питер Пэн, Венди Дарлинг
Место действия: Кафе "У Бабушки" и улицы Сторибрука

Связь с другими эпизодами:
Путь к новой жизни ; Злодей  в городе ; Казнить нельзя помиловать

События:

Жизнь  Венди после побега из Неверлэнда стала налаживаться. Она вернулась к жизни обычной девочки: ее  дни были заполнены учебой, друзьями, увлечениями.  Казалось бы о чем еще  можно было мечтать? Но это жизнь с ее глупыми правилами и навязанными нормами ее тяготила. Она  мечтала сбежать от всего этого....Только не знала куда... Все решил случай. Получив анонимное послание о смерти Белфаера, Венди не поверила в эту новость. Она  решила поехать в Сторибрук, чтобы  выяснить,  что произошло с ее  давним другом Бееем. Но вместо Нила в городе она встретила своего давнего мучителя Питера. И какого же было ее удивление,  когда увидела как ласково обращаются с Пэном все вокруг, называя его не иначе, как "Миллс-старший".

Отредактировано Питер Пэн (2015-10-03 20:57:30)

+1

2

На Комик-Коне прошлых лет, когда актеры представляли 3 сезон,  состоялся  забавный разговор между Питером Пэном и Робин Гудом. Робин предсказал Питеру Пэну, что он станет его отцом. Ну что, предсказание сбылось.

Питер Пэн откровенно наслаждался своим положением. В Сторибруке его приняли, как родного. Точнее, он стал для всех сторибруковцев родным. Теперь все в этом городе звали его не иначе, как Миллсом-Старшим.  Изо дня в день он играл роль заботливого сына и любящего брата. Когда-то в этом городе  все от  него отвернулись, теперь же каждый  здесь был рад Питеру. Если ему была помощь, стоило только попросить и все сразу же шли навстречу мальчику. С ним здоровались на улице, ему  улыбались. В его жизни  царила гармония, идиллия и семейное  благополучие. И к тому, же  в Сторибруке не было злодеев,  никто ни на кого  не покушался, поэтому можно было просто жить и до безумия упиваться жизнью, каждым  ее  днем. И любой бы другой человек на месте  Питера, был бы рад сложившемуся положению, не  хотел бы ничего  менять в своей жизни, хотел бы навсегда остаться в семье и с семьей….Любой бы другой, но не Питер…
Он общался со многими жителями города: С Эммой, Белоснежкой, Прекрасным Принцем, с феей  Динь, с Румпелем и конечно же со своей новоиспеченной семьей – Реджиной и Генри. Питер держался с ними вежливо, галантно и обходительно. Однако в душе он ненавидел каждого из них. Неужели они думают, что Питера Пэна можно победит? Неужели они правда так наивны? Когда-то  они стали свидетелями его  поражения  и настанет день, когда они за это поплатятся. Пэн проиграл раунд, но бой  еще  не проигран. А потому что Питер никогда не проигрывает. Конечно,  в силу обстоятельств Питер пока был беспомощен и не мог вести борьбу открыто. У него не было магии, но он  надеялся  ее вернуть.  А пока  этого  не случилось, Пэн вел  тонкую игру. Он был мастером игры.
Этот  день  был таким же, как и все,  обычным и ничего не  предвешало перемен. Сказать  по правде, скучная и обыденная жизнь была не для Питера. Он не получал удовольствие от того, что получают обычные люди. Его не привлекали походы в кино, задушевные разговоры, книги  и даже компьютерные игры,  которые так любят все мальчишки его возраста, не вызывали у него никаких эмоций. Он знал другую жизнь,  наполненную опасностями и приключениями, поэтому  все  что происходило в Сторибруке, ему казалось невыносимо скучным. И в этот день, сидя  в кафе  «У Бабушки»  и попивая черное  кофе, такое  же черное, как и его сердце, Пэн скучал. Но  в следующий миг, скука ушла. Он увидел, что в кафе зашла его давняя знакомая Венди Дарлинг. У Питера блеснули глаза.
-Поиграем, - подумал про себя Пэн.
Питер  подсел за столик  к Венди и сказал:
- Привет. Ты впервые в городе? Хочешь,  я помогу тебе освоиться?
Питер Пэн был уверен,  что также как и другие, она его  не узнает.

Отредактировано Питер Пэн (2015-08-25 12:45:17)

+1

3

Прибыв в чужой город, Венди показалось, что у нее открылось второе дыхание. Она тут лишь во второй раз, но город принял ее как свою. Нет, не так. Вернее, девочка впервые за долгое время вдруг почувствовала себя в своей тарелке. Эти полупустые улицы, по которым свободно блуждал прохладный ветер, заставляя ежиться жителей, эти невысокие здания, открывающие вид на тяжелые черные тучи, которые растянулись над городком, грозясь вот-вот залить его ледяной водой. И эта тишина. Слышишь, Венди? Тут не стоит этого гул, как в Бостоне, нет бесконечного потока людей, которые постоянно куда-то спешат, нет беспрерывно гудящих машин.
Забыв, зачем она сюда вообще приехала, девочка, по-настоящему наслаждаясь моментом, бродила по улицам, таща за собой небольшой чемодан и совершенно не имея понятия, к кому или куда направляется. Раскаты грома вновь и вновь обрушивались над головой, вызывая у девочки улыбку на лице. Небо не пыталось предупредить Венди или напугать ее. Оно здоровалось, встречало ее. По крайней мере, девочка была в этой убеждена. Хотя, может, оно и правда пыталось предупредить ее об опасности? Просило ее бежать?
Венди затормозила, когда к ней подлетел далматинец, а за ним через мгновения выбежал мужчина. Девочке захотелось погладить собачку и уже открыла было рот, чтобы спросить разрешения, но мужчина ее перебил:
- Добрый день, — он наклонился к собаке, прицепив поводок к ошейнику, — Этот негодник любит от меня побегать.
Над ними в очередной раз оглушительно загрохотал гром, испугав собаку, которая бросилась по улицы, утягивая за собой хозяина. Девочка вдруг погрустнела, глядя им вслед. Нона, наверно, до последнего ждала ее, а Венди не вернулась.
Начало моросить. Как же она скучала по Лондонским промозглым дождям. Там дожди совсем другие, как и небо. А Кенсингтонский сад? Вот бы сейчас снова прогуляться по нему с родителями и братьями. Подставив лицо холодным каплям, Венди на секунду представила, что стоит на заднем дворе своего старого дома, и вот-вот у нее за спиной раздастся взволнованный голос матери. «Простудишься ведь!». Только сейчас Венди осознала, что ее мама, действительно, беспокоилась за нее, а не из вредности запрещала бегать босиком под дождем. Тогда она обижалась, спорила с миссис Дарлинг, а сейчас готова была отдать все, чтобы услышать ее голос. Но улица пуста и никто не выглянет из окна, чтобы отругать ее за беспечность. Морось незаметно превратилась в настоящий ливень. Намокшая одежда потяжелела, а по коже поползли мурашки. Игнорируя хлюпанье в промокших ботинках, девочка, прыгая по лужам, забежала в кафе. В небольшом помещении стоял гул, но не противный, как на улицах Бостона, а какой-то… уютный? Сев за пустой столик и спрятав под него чемодан, Венди достала кошелек. Интересно здесь подают горячее молоко?   
- Привет. Ты впервые в городе? Хочешь, я помогу тебе освоиться? — Вздрогнув от неожиданности, девочка рассыпала монеты, которые держала в руке. Черт. Бросив робкое «Извините», девочка, краснея и не поднимая глаз, быстро спряталась под стол собирать мелочь.
- Я сегодня какая-та нерасто… — выбравшись из-под стола, начала было смущенно оправдываться Венди, но встретившись с подростком взглядом, замерла, а мелочь вновь посыпалась из рук. Перед ней сидел Питер.
- Т-ты? – ошеломленно прошептала девочка. Похоже, очередной звон монет привлек внимание присутствующих, и к ним тут же подлетела официантка.
- Добрый день, что будете заказывать? – Венди перевела на девушку непонимающий взгляд. Она не видит, что перед ней сидит Питер Пэн? Затем оглянулась на присутствующих, которые так же спокойно продолжали трапезу, игнорируя убийцу за соседним столом. Официантка нетерпеливо постучала ручкой по блокноту, а Венди напряженно сжала под столом кулачки, ожидая… Чего? Того, что Пэн сейчас разнесет все кафе?

Отредактировано Wendy Darling (2015-08-28 13:38:16)

+1

4

Питер подошел к девушке, как она тут же скрылась под столом. В другое время он бы подумал, что она пряталась от него и эта на мгновения пришедшая мысль его даже  повеселила, но объяснение было куда более простое – Венди просто уронила монеты и в спехе их собирала. Питер внимательно наблюдал за ней, не решая вмешиваться или помочь ей. Он  просто смотрел на Венди и думал о том, как насколько сильно она изменилась. Какая она стала жалкая что-ли. Да, да, именно жалкая, другого  слова он не находил. По крайней мере, именно такое ощущение она  сейчас производила. Пока Венди жила на его острове, она и то порой пыталась бунтовать и идти против Питера. Достаточно вспомнить ту историю, когда она хотела сбежать  с острова. Наивная, она не могла знать, что никто не смел уходить с острова без разрешения короля Неверлэнда.
Да, и в последующем в их биографии  было множество историй, когда она была милой  и кроткой, но периодически проявляла свой характер. Питеру нравилось,  когда она пыталась ему бросать ему вызов. Он воспринимал это как  игру, в которой он никогда не проигрывал.
Питер боялся признаться себе, что это девочка что-то значила в его жизни, он был к ней привязан, но эту  свою симпатию Пэн тщательно в себе подавлял. Король не мог имеет слабостей, а она была его слабостью, делала его уязвимым. По  причине привязанности Питер держал ее  на острове.  Только по ней одной. Если бы даже ее братья сделали все правильно и не заваливали из раз в раз его поручения, Питер бы заполучив сердце истинно  веруюшего все равно бы не отпустил Венди, потому что не хотел, потому что не мог… Но судьба распорядилась иначе. Птичка упорхнула от него… Пэн ничего не мог сделать. И он не надеялся ее когда-нибудь еще  увидеть…
Но вот теперь она была перед ним, и Питер смотрел на нее  и не узнавал. Венди была такая растерянная и рассеянная, с напуганным взглядом. К тому же вся насквозь продрогшая и прозябшая. Даже эти ее жалкие  гроши в руках свидетельствовали  о том, что жизнь у нее  не сложилась. Других чувств  кроме жалости она не вызывала. Прав же был Питер не отпуская ее  с острова…А он ей говорил…Он ей предупреждал, чтоб она даже не пыталась бежать…
Венди наконец  выбралась из под стола,  взглянула на Питера и произнесла  весьма  странную фразу.
-Т-ы? – ошеломленно прошептала девочка.
Узнала  она его? Возможно!  Он же был приемным сыном мэра,  как его можно было не узнать. Мыслей о том, что Венди увидела в нем Питера Пэна, у мальчика не было. Уж если  люди владеющие  магией Эмма, Реджина, мистер Голд его не узнают,  тот как его  может узнать эта девчонка?
-Да, я! – улыбаясь, произнес он. - Вижу,  ты узнала меня...Меня  тут все  знают…Ты уронила, - Питер помог ей собрать вновь рассыпавшиеся монеты и передавая их  ей, он коснулся ее руки.
Но в следующую секунду к ним подошла официантка и поинтересовалась, что они будут заказывать. Питер посмотрел  на Венди и ласковым и обходительным голосом  произнес:
-Позволь мне  угостить тебя?  Руби, нам, пожалуйста, чашку какао с корицей для прекрасной леди и черный кофе для меня и два тирамису. Спасибо Руби.
Официантка приняла заказ и скрылась из виду.
- Здесь готовят очень вкусный какао,  -  пояснил Питер, снова обратив взгляд на Венди.  – Я какао не люблю, а  брату с мамой очень нравится.
Питер не понимал, с Венди что-то происходило, с девочкой что-то было не так. Ее поведение  было довольно странное. То ли ей было холодно,  то ли она была напугана,  то ли она просто сошла с ума,  вернувшись с острова.  Впечатление  она производила дикое.
-Ты в порядке? – спросил Питер. – Я вижу, ты  с дороги  и тебе не очень повезло с погодой. Ты намокла, наверное, устала. Может ну его  это какао. Я могу, довезти тебя до гостиницы, донести твой  чемодан. Если тебе  нужна  и какая-то другая  помощь, ты  только скажи.

Отредактировано Питер Пэн (2015-08-28 12:14:38)

+1

5

+

Это должно быть вместо поста №3 - первый пост за Венди. Не знаю, то ли удалить предыдущие, то ли заменить.

Она стояла перед мутным гостиничным зеркалом, впившись пальцами в старинный подзеркальник тёмного дерева, и оттуда, из льдистой стеклянной глубины, на неё смотрело собственное сильно побледневшее лицо. Девчушка глубоко, прерывисто вздохнула и внезапно заговорила вслух на два голоса — собственным подчёркнуто-благовоспитанным и карикатурным подозрительно-писклявым:
- Как поживаете? Я ищу мальчика по имени Питер Пэн. - Ах, девочка, ты ищешь Питера Пэна? Ты его сообщница? Может быть, стоит вас убить, пока вы не причинили нам вред, мисс Дарлинг?
- Не знаете ли вы что-нибудь о Питере Пэне? - О Питере Пэне? Том самом Питере Пэне? Самом страшном злодее, грозе и ужасе всех миров, похитителе детей? А зачем вам это, мисс?
- Где можно найти потерянных мальчиков? - А, этих малолетних бандитов? Вы одна из них? Как связаться с вашими родителями?
- Скажите, пожалуйста, где я могу найти Бэлфайера? - Бэлфайера? Кто это такой? Мы здесь никого с таким именем не знаем!

С мученическим стоном Венди уткнулась лбом в стекло, с силой ударила по стене, больно ударившись костяшками.
Она не помнила, как теперь зовут Бэя.
Она не знала, как ей искать мальчишек.
Она не знала, зачем ей искать Пэна.
Она не могла не искать.

Перед её глазами всё ещё стоял оседающий зелёный туман и лес на его месте. Самый обычный лес. Здесь не было НИЧЕГО. А теперь — этот город. Это было настолько невероятно, что Венди буквально слышала треск, с которым прогибается реальность вокруг неё.
В кафе она зашла с улицы, обойдя здание снаружи, и задержалась на пороге, как будто натолкнувшись на стену любопытных взглядов.
Она была новым лицом в захолустном городишке, и конечно же...
(В закрытом. В закрытом магией городишке. Ещё бы им на меня не пялиться.)
Под прицелом перекрёстных взглядов на неё накатила полузабытая паника — на секунду Венди опять почувствовала, что она ТАМ, что в неё целятся из арбалета, бросают нож, что ей никогда, никогда не выбраться из клетки, резко перехватило горло, стало нечем дышать, и Венди опустила ресницы, постаралась расслабиться. Надо просто вдыхать и выдыхать, медленно и спокойно, не хватаясь за горло, очень медленно, и горло разожмётся само собой...
Так долго это было её единственным рецептом против подобных состояний — там, в месте, которое она потеряла, среди людей, которых она потеряла, всех, кроме одного...
В месте, где она приобрела отменную выдержку. Замешкавшаяся на пороге девушка не выглядела задыхающейся; скорее слегка смутившейся. Она казалась очень юной, маленькой и хрупкой, а её элегантное насыщенно-синее платье балансировало где-то на грани между доброй английской традицией и риском.

А потом Венди услышала знакомый голос и медленно обернулась.
Увидеть его вот так, без предисловий, вместе с его распирающим горло адамовым яблоком, солнцем в каждой черте лица и гнусной «я хочу играть» ухмылкой, кривящей яркие губы, было как удар по голове. По глазам. Ткань реальности вокруг Венди натянулась до предела и взорвалась, выпуская наружу инфернальный ужас. Разлетающуюся колоду карт. Я лечу в кроличью нору.
Ты ведь её и искала, правда?

- Здравствуй... те, - тихо отозвалась Венди. Слова вылетали машинально; она мгновенно, не задумываясь, подстраивалась под Питера. Вслушиваться всеми нервам и вести себя ровно так, как сейчас хочет он — это давным-давно стало уже инстинктом, защитной окраской. Она улыбнулась — слабо, но с естественным для неё зарядом обаяния — и отозвалась со своей британской церемонностью:

- О, я была бы очень благодарна за помощь. Мне просто необходим проводник.

Уровнем ниже, под плёнкой внешнего лоска, разворачивалась буря.
Господи Боже мой, Пэн, Пэн в городе, Феликс. Сейчас же, сейчас я поднимусь наверх и уговорю его уехать, иначе...
Господи Боже мой, Пэн, это Пэн, это действительно Пэн.
Господи Боже, Питер.

Сердце колотилось, как бешеное, едва справляясь со взрывом адреналина. Год в реальном мире резко отодвинулся, как будто она смотрела в обратную сторону подзорной трубы. Как будто целый год она провела в счастливом полусне, а сейчас стрелки сдвинулись, время пошло, она очнулась.

Её светлые продолговатые глаза, обращённые на Пэна, мерцали и переливались, как опалы.

Я только поговорю с ним — пойму, что здесь происходит — побуду рядом — и мы уедем. Да.

Да.

+2

6

Нет. Неееет. Это невозможно. Я - я же только – только должна была почувствовать вкус свободы, пускай даже в таком виде в такой тяжелой интерпретации, но это то, что я хотела... Или нет? Чертов Питер Пэн из-за тебя у меня жуткая неопределенность.

Хотелось плакать.

Хотелось смеяться, как будто ты потихоньку сходишь с ума.

Хотелось убежать отсюда и плевать хотелось на вон те жалкие монеты, которые упали и беспорядочно валяются под столом.

Не в состояние верить своим глазам, девочка почувствовала, как будто сердце уходит в пятки и бьется так часто, сильно и, как будто обливается горячей кровью. Боль - все, что она смогла почувствовать. Это было, как наваждение. Как самый плохой, но в то же время счастливый сон. Второй звон монет прогремел на полу, но она не стала собирать их, девочка даже не опускала рук, боясь, даже дышать. Её пытливые глаза изучали лицо Питера, как будто видели это лицо не первый раз. И вопрос будто бы соскочил с губ о том, он ли тот самый? Тот самый мальчик, что являлся её ночным кошмаром и таким… Вздох… Выдох, - Никем, выбрось сейчас же эту мысль, - но, как только она успела о таком подумать, в её сознание отозвались слова мальчика с таким не желанным «Да»… Или желанным, но она этого не понимала, она сейчас вообще ничего не понимала. Косание… Такое мимолетное и вроде бы не о чем, но такое знакомое. Мысли на минуту пропали, когда она почувствовала теплые монеты в своей руке. Она положила их обратно в кошелек и уже хотела бы встать, но это же невежливо, поэтому все, что она смогла из себя выдавить, находясь в таком состояние – это немного растерянное, но почему-то кажущемся милым, «спасибо, Питер...», Почему же она не сказала Пэн? Если бы она это сделала то, его бы раскрыли… Хотя…
- Это… ты Питер Пэн, - губы предательски не хотели произносить данные слова, да еще и с приходом официантки, скорее всего, если бы она заорала на всю округу то, скорее не его бы разоблачили, а её бы забрали в психиатрическую больницу. А те его последующие слова о том, что его знают все в этом городе? К сожалению, она их прослушала. Да и он бы не простил предательского окрика об его существовании. Очередная игра витала в воздухе. Или это мираж и она не должна об этом думать?

Когда Пэн решил угостить Венди то, та быстро собралась, улыбнулась и хотела уже отказаться, но он как будто сделал все так, чтобы она и слово пикнуть о несогласии не смогла, но, если Питер хочет поиграть? Может её тоже немного сыграть? Чтобы помочь Питеру не обнаружить себя в столь популярном месте? Да, пожалуй, так и надо сделать. Его актерские способности не удивляли её, она даже улыбнулась, однако, в мокрой одежде сидеть было не очень приятно, да и холодно, поэтому мысли, как бы разбились на два лагеря: 1 О Боже это Питер Пэн! Он сидит здесь. Венди беги, нет останься, он же... 2 Как же холодно. И все это свидетельствовало о том, что ей надо бы сбежать, однако, не вежливо покидать вольер столь быстро не разобравшись с главарем.

- Не стоило, но спасибо еще раз, - она выпрямилась и улыбнулась, будто ничего и не было, однако в глазах могло читаться удивление, страх, непонимание, но это еще что, по сравнению с тем, что за дикие желания всплывали в её голове.
- Да, я только недавно приехала и мне совершенно не повезло с погодой, хотя мне нравится дождь, - дождь это одно из того о чем скучала Венди, Лондонский дождь с его туманами.

  -  Я бы не отказалась от помощи, однако, не хочу, чтобы ты нагружал себя, - интересно, а он понял, что я поняла, что он тот самый Пэн? А то, кажется, что либо он играет, либо он не понимает того, что она поняла, кто он или не очень поняла? Может это все еще галлюцинации, но она была готова даже поспорить с кем – то о том, что это он, даже с ним самим. Но не сейчас… В ней еще теплился некий страх.

Отредактировано Wendy Darling (2015-11-05 21:28:56)

+1

7

Венди Дарлинг. Надеялся он когда-нибудь увидеть ее снова? Нет! Он надеялся, не ожидал ее  встретить. И уж тем,  не  ожидал увидеть ее в Сторибруке. Но она была здесь. Девочка приехала в этот город. Зачем? Ответа он не знал. Может быть найти его? Она   могла и не знать о том, что он умер. Смешно!  Венди  не стала бы  искать Пэна, она ненавидела  его. А если бы знала, что он в Сторибруке, то никогда бы сюда добровольно  не приехала. Венди не самоубийца,  чтобы  самостоятельно идти в лапы коршуну.  Когда-то он  держал ее  на острове,  в клетке, он был ее мучителем. Скорее  всего, она знала  о его смерти, скорее  всего радовалась этому  событию. Также как и все остальные, не грустили о том,  что Пэна больше  нет. Их жизнь  продолжалась. Они жили и радовались жизни. А Пэна не было.  Точнее они думали,  что Пэна нет.  Слишком многие люди мечтали о том, чтобы он умер. Поэтому он выжил назло всем. Питер Пэн никогда не проигрывает. Ну кроме  того раза… 
То время, что он провел на острове, без магии, практически в одиночестве было для него бесконечным. Это здесь прошло больше года,  но этот период он ощущал как  целую вечность. У него было много  времени, чтобы  подумать, что и где король Неверлэнда сделал  не так.  У  него был шанс переосмыслить свою жизнь, осознать свои ошибки, стать другим…Но  вместо ненависть с каждым днем в нем росла и становилась все больше и больше. Он жил одними мыслями о мести. И  сейчас он находился  в Сторибруке ради мести…и ради исполнения своих планов…Он хотел весь мир превратить в Неверлэнд, он хотел стать правителем Вселенной.
Какую роль во всем этом играла  Венди Дарлинг? Она была его собственностью. Она принадлежала ему. А ее  у него отобрали. Питер  обязательно вернет все на свои места:  устроит Неверлэнд  в Сторибруке, вернет себе Венди. Питер Пэн всегда получает то, что хочет.
- Не стоило, но спасибо еще раз.
-Ты  же промокла, наверное  замерзла,  тебе  надо  согреется, - обеспокоенным  голосом сказал  Пэн.  –Ничего  не  согревает лучшее,  чем горячее  какао. - Благо заказ им принесли практически моментально. – Угощайся! Как тебя зовут? Откуда  ты  приехала? – поинтересовался  Питер. Да,  он задавал ей очевидные вопросы, ответы  на которые он знал. Но он помнил свою ошибку  с Генри при их самой  первой встрече,  когда он  назвал его  по имени и Генри понял о том, что что-то было не так. На этот раз  он себя так  глупо не выдаст.
  -  Я бы не отказалась от помощи, однако, не хочу, чтобы ты нагружал себя.
- Ну  что ты такое  говоришь? Моя  приемная мать,  мэр  это города  всегда   говорит, что надо помогать людям. А я  же вижу, что тебе  нужна помощь. И поверь, мне это не в напряг,  мне  будет даже  приятно помочь тебе, - смотря на нее, Питер по-доброму улыбнулся. -  Сторибрук необычный город. Если ты  здесь, то наверное знаешь это и без меня. Тебе  сложно будет освоится здесь без помощи. Ты надолго здесь? – Пэн  конечно хотел  поинтересоваться  с какой  целью она здесь.  Но это выглядело бы  слишком навязчиво и подозрительно. - Ты уже знаешь где  остановиться? 

+1

8

Питер - ночной кошмар, преследующий её по жизни. Только подумаешь, что он пропадет, исчезнет, сгинет, как вдруг  этот наглец снова появляется, возможно, он когда-то в чем-то мог ей нравиться, но его жестокость порой затмевала все хорошее и светлое, что когда – либо было. Ей не нравилось никогда то, что к ней относятся, как к вещи, собственности. Хотелось хоть капельку уважения к своей персоне с его стороны. И того, чтобы он признал, что она ему и вправду нужна. А сейчас он пытается все это сделать? Или же он насмехается над ней… Или он выпил зелье доброты? Но у него, ведь, не бывает столь долгосрочного эффекта, пожалуй, тогда это его игра. Да, игра и ничего более. Кажется, он немного заигрался. А Венди ему решила подыграть, но зачем? Ради чего? Девочка обхватила свои плечи руками и слегка потерла, - Холодно, - подумала про себя и посмотрела в окно, перевела взгляд обратно на Питера и «слегка» опешила.
– Он что, волнуется? –  ей даже смешно стало, после всего того, что она натерпелась, он вдруг такой добрый, галантный и обходительный, - Ой, ущипните, я сплю, -  девчушка улыбнулась уголками губ и решила сыграть, но разве у неё был выбор? Она боялась, в ней еще теплился тот страх, который шел из Неверлэнда, - Вы так переживаете, хотя мало чего обо мне знаете, - небольшая пауза, - Не стоит переживать, - и сразу после этих слов принесли заказ.
- Спасибо, - Венди обхватила кружку ручками по котором моментально пошло тепло, - я Венди. Венди Дарлинг. А тебя как зовут? - девочке было безумно интересно, Пэн скажет ей правду или солжет. Скорее всего, было второе, ну, и ладно, Венди - то знает правду. На вопрос откуда она, Венди ответила, что большую часть жизни она провела на одном таком интересном острове и тут же был задан встречный вопрос откуда, собственно говоря, сам собеседник.
- Это хорошо, конечно, но я уверена, что у такого, как ты, полно дел… - например, захват мира,  она мило улыбнулась и поправила волосы.
- Я еще толком не знаю, насколько долго я буду здесь и да, я догадалась, что это интересный и довольно сложный город, но в нем есть такие люди, как ты, которые помогают другим, поэтому я думаю, что не пропаду, - наивная, как пряник, маленькая Венди Дарлинг. Она отпила из кружки, после поставила её на стол, - Нет, я еще не знаю, куда мне идти 

+1

9

Питер Пэн и Венди Дарлинг  провели вместе на острове сто лет или может двести. Он не знал сколько,  но это было неважно. И  за это время  у них сложились не совсем хорошие отношения. Может это был шанс начать все заново? Да, нет, конечно, нет,  вряд ли у  них получится нормальное общение после всего  того, что между ними было. Она была  его пленницей.  Но  это сейчас было не главное. Она не знает, кто он,  значит, он может  с ней поиграть. В доброго и заботливого Питера. Пэн   не  мог позволить себе  слабостей на  острове. Слабости губительны, слабости подрывают авторитет, слабости отвлекают от целей. Питер Пэн не мог иметь слабостей на острове, но здесь у него  не было выбора: ему  приходилось  перед всеми играть  доброго и хорошего Питера Миллса. Удовольствие  ему это, как правило, не доставляло,  но сейчас ему было приятно  общаться  с Венди  вот так, на вежливой  волне. Ему  было приятно  о ней заботиться. И просто разговаривать ни о чем,  о всяких глупостях,  как делают обычные люди.
- Вы так переживаете, хотя мало чего обо мне знаете, - небольшая пауза, - Не стоит переживать.
-Вы леди, вы девочка. Я вижу то, что ты промокла и мне достаточно этого  осознания,  чтобы  предложить помощь. И я думаю ты  можешь обращаться ко мне на ты, - он  мило улыбнулся. – Мы  наверное практически ровесники.
Когда она спросила как  его зовут, Пэна  это удивило. Она же  узнала его. Она же сама об этом сказала. Хотя с другой  стороны, она  могла  просто знать в его лицо, но не знать имени. Он же был не суперзвездой, а приемным сыном мэра.
-Питер Миллс, к твоим услугам. Да,  дел у меня  действительно достаточно, - голос  его был добрым, улыбка мягкой.  – Я  должен  спасти мир.  И ты знаешь,  в Сторибруке  не бывает случайных  людей,  - он перешел на шепот.  – Может ты тоже  избранный  человек для  этой  опасной миссии,  - по-прежнему очень мягко, но одновременно  игриво  сказал он.
Разговор у них складывался. Общение получалось. Венди умела общаться с людьми. В какой-то момент в нем даже  проступило внутреннее негодование,  что Венди так вежливо общается  с Питером Миллсом. Она принадлежит только Пэну и  какого черта она  общается  с кем-то еще. Да, да,  конечно  Пэн и Миллс – это  был один человек. Но она то этого не знала. Да, и потом она общалась с ним, так  как никогда не общалась  с Пэном. Но Пэн никак не показал свое негодование,  все это осталось внутри него. У него была роль и он ее  сыграет блестяще, лучше всех.
-Что ж,  проблему с жильем сейчас  решим,- пообещал он Венди и окликнул официантку. – Руби,  подойди, пожалуйста.  Знакомься,  это Венди Дарлинг, она только приехала,  ей  нужен  номер в гостинице. – И снова он переключился на Венди. – Сейчас тебе покажут твой номер, а я помогу  донести чемодан.  Нечего девушке  таскать такие  тяжести.   

0

10

Питер Пэн, которого она знала, так отличался от того, которого она видит сейчас перед собой. Такого милого и доброго, что верить своим глазам вроде бы хочется, а с другой стороны, вдруг это очередная маска? Очередная ложь? Очередная обманка или же фальшивка? Все это казалось невозможным и диким, потому что Пэн никогда так себя не вел, в особенности с ней. Но, Боже, как же это мило выглядело, что даже от одной мысли о том, что он мог измениться, к щекам подходила кровь, окрашивая их в розовый оттенок, - Спасибо вам, - она так же, как и он, улыбнулась, - Ах, да, прости. Мы и вправду практически ровесники, - а потом он сказал, как его зовут. Ну, да, как Венди и думала… Он не выдаст себя. И даже заикнулся о спасении мира, может он и вправду стал другим, но уж точно было видно то, что Миллс отличался от Неверлэндского Пэна. Вот это было бы хорошо… Но как-то не верится. И ей в какой-то момент показалось, что он даже с ней заигрывает, от одной мысли она начала смеяться, а потом сказала, - Нет, что ты, вряд ли я смогла бы, - Венди перестав смеяться, улыбнулась. Когда же разговор зашел о жилье, то Питер так быстро сориентировался, что птичка даже не поняла, что к чему, но была благодарна ему за все, - Очень приятно познакомиться, - она бы хотела сейчас сказать это и Питеру, но при Руби было как-то неудобно. Поэтому, допив содержимое своей чашки, она посмотрела на Руби и встала. Рядом стоял чемодан, но, так как Миллс согласился ей помочь, Венди решила не противиться, пускай отнесет, хотя её это немного смущало, так как Пэн никогда подобного делал. Руби проводила их до комнаты, а Венди периодически всю дорогу до её комнаты посматривала на Питера, можно было подумать, что этот молодой человек ей понравился, даже очень. После того, как Руби открыла комнату, девочка зашла в неё и, поблагодарив девушку, которая была официанткой в этом кафе, спросила, сколько денег стоит проживание здесь, в этом кафе, но подруга Пэна как-то быстро удалилась, оставив их вдвоем, что было немного смущающе, лично для девочки, - Спасибо тебе еще раз, - улыбнулась Венди, - Не знаю, сколько раз я уже тебя благодарила, но ты мне и вправду очень помог, - небольшая пауза, - Я была рада познакомиться с тобой, Питер, - она протянула ему руку, - Надеюсь, мы еще увидимся когда - нибудь, - Дарлинг не хотелось, чтобы он уходил, но у него, как у сына мэра, много дел, наверное. Хотя.. Какие дела могут быть у сына мэра? Кажется, что у всех высокопоставленных лиц дети не особо занятые, правда, откуда ей об этом знать? Она уже давно не видела своих родителей о которых грустила.

+1

11

Для Пэна любые привязанности расценивались как слабость,  и он не мог позволить себе подобного. Быть слабым, значит быть уязвимым. Быть уязвимым, значит однажды проиграть. Это было бы лишь вопросом времени. Нет, нет, никогда! Питер Пэн никогда не проигрывал и не проиграет. У него не было и не должно было быть слабостей. Он  не мог себе позволить такую роскошь. Пэн как никто другой знал, что лучшее место для удара врагов – слабые места. Враги всегда  бьют в слабые места. Пэн сам зачастую  пользовался  этой тактикой.  А слабостью в большинстве являются близкие люди, ради   спасения которых пойдешь на любые безрассудства.  Пэн не то, что другим, он себе  врал,  все время демонстрируя, что Венди ему  не нужна, она никто в его жизни. Он  говорил что держал ее, чтобы  иметь возможность помыкать ее братьями. На  самом деле  причины были глубинее. И в них он не признается даже себе,  то ли дело другим. Но в тоже  сложно жить,  не имея   человека,  которому можно доверится. Не слабостью, конечно, нет,  но единственным важным человеком в его жизни был Феликс. Братом, другом,  человеком, которому он мог доверять. Но  при  этом Пэн  знал, что при определенных обстоятельствах, он в этой жизни может  потерять  любого (как  и произошло с Феликсом),  отказаться  от каждого  человека и  его жизнь  продолжится дальше, она не  станет хуже.  Но  одно дело,  что он  демонстрировал  снаружи. Я  Пэн  и мне никто не нужен. И совсем  другое, что он чувствовал. Мог  ли он жить без  Венди? Конечно. Скучал ли он? Да,  он по ней   скучал. Рад был ее  видеть? Безумно. И впервые  за  эти двести лет  он мог  не скрывать  своих  чувств,  а  выражать их, так как  есть. 
Благородный  Питер!  Уж  явно  это не вяжется  с образом Пэна. Венди,   как и все  ничего не  подозревала.  Как  и все,  она ничего не понимала.  Наивная,  наивная  птичка.  Коршун приближается,  коршун  подкрадывается  все ближе. А Венди не   понимает, что  происходит и  в какую  ловушку,  она себя загоняет.
Он   решил  ее    проблемы  с  жильем.  Благородно? Да.  Но  его волновало   не  она.  Он думал  о себе. Он должен был знать,  где она остановилась,  чтобы  иметь  возможность ее  контролировать. Да,  с одной   стороны, он был рад  видеть Венди. Но было весомое но…Она могла создать ему  и проблемы. По легенде, который  знал избранный круг лиц, Питер был  пленником Пэна.  Если об этом узнает Венди и скажет,  что такого  мальчика на острове не было, то  это  весьма ухудшить  положение Питера, если вообще не приведет к разоблачению.  Поэтому  для Пэна  важно было держать  девочку рядом и контролировать ее.
Когда  Венди  спросила  Руби  об оплате  жилья,  Питер   хотел  вмешаться и сказать,  что  сам за нее  заплатить,  но не  стал…Это  могло показаться  слишком  странным. Играя  в  благородного  Миллса, главное не переиграть. Хотя в  Сторибруке   он только  и делал, что  помогал  всем вокруг и к этому  образу ему было уже не привыкать.  Все  фразы  вежливости уже  были заучены.
Наконец Руби  ушла и  они  остались  одни.  Он видел  как  взгляд Венди стал смущенным. Ей  было неудобно,  что он  находился  с ней  здесь в  одной   комнате?  Зато   его ситуация ни сколько  не  смущала. 
- Спасибо тебе еще раз, - улыбнулась Венди, - Не знаю, сколько раз я уже тебя благодарила, но ты мне и вправду очень помог.   Я была рада познакомиться с тобой, Питер.
- Я не сделал   ничего  особенного для тебя, - он невозмутимо   пожал плечами. – Я только  донес твой  чемодан.  И на  моем месте  так  поступил бы  каждый.   И я  тоже  очень рад   с тобой  познакомится.
Следующая ее  фраза  Питера  не обрадовала.
-Надеюсь, мы еще увидимся когда – нибудь.
Венди дала  ему понять, что ему  пора. Но он не хотел  уходить. Не сейчас,  не  так  быстро. У  него было к ней  много  вопросов. Он  должен был   придумать  любой  предлог,  чтобы  остаться.  Ну  а  когда  человек по призванию  хороший  актер,  он найдет  повод. А когда  человек еще и  хороший  музыкант,  то у него  мастерски получится  сыграть  на струнах   ее  души. 
Венди  Дарлинг   была  той  девочкой, которая  о всех заботилась, стремилась всем помогать.  Она была  по натуре  доброй и мягкой. А если   ее спасителю  нужна будет  помощь,   поможет   ли она  ему  или отвернется?
- Действительно   я  пойду. Тебе надо отдохнуть, ты наверное  устала с дороги, - сказал мальчишка и  направился  к выходу. Как вдруг  остановился,   схватился  за  сердце и издал   звук, что-то сродни хриплому  стону. Он развернулся  к Венди и убитым  голосом  произнес. – Прости,  пожалуйста,  а у тебя  нет ковралола? Некоторые  проблемы  с сердцем, - он улыбнулся, но  очень неестественно. На  его лице читалась боль. Никаких   проблем с  сердцем у Пэна  не  было.  По крайней  мере  сейчас.  Ему  уже не требовалось  новое сердце,  потому что он был лишен магии. Да, да,  это была игра,  чтобы не уходить, а остаться.

Отредактировано Питер Пэн (2015-11-16 15:09:28)

0

12

Невозмутимость молодого человека немного веселила её, казалось, что Венди ошиблась и этот паренек был и вправду добрым и для него такие дела, как помощь какой-то девочке не составляет особого труда.  А может ему стерли память и он стал хорошим? Нееет, не думаю. Но ей это нравилось, сама не понимала почему, вроде бы он не делает ничего особенного, но, если ты понимаешь, что перед тобой Пэн да и еще настолько добрый, то, даже сердце само по себе хочет биться чаще... Хоть и понимает, что все это ненадолго и все это всего лишь игра, и что то ли от холода, то ли от страха, что добрый Пэн снова станет жестоким... Мир как будто рушится перед твоими собственными глазами. Это больно и жестоко, возможно именно поэтому Венди хотела так скоропостижно отрезать от себя мысль об этом мальчишке. Поэтому поблагодарив его не считая уже какой раз хотела, чтобы тот ушел. Просто ушел и не давал ей повода тосковать или бояться того острова, который постоянно ей сниться. И когда Миллс сказал о том, что он все-таки уходит, даже дышать стало легче иона мило улыбнувшись смотрела ему вслед. Думая о том, что все хорошо и она может обдумать все сидя одна в своей комнате, как вдруг она видит душещипательное зрелище, похожее с одной стороны на умелую игру, а с другой стороны на то, что ему правда плохо. Венди пару секунд с небольшим шоком смотрела на Питера, а после его последующих слов, будто молнией метнулась к сумке и доставая оттуда таблетки, а после побежала к кувшину с водой, который стоял на тумбочке налила воды в кружку и мигом подошла к пареньку. Протянув таблетку и кружку с водой, - Вот держи, - немного обеспокоено проговорила Дарлинг, она будто бы и не задумывалась не о чем, когда совершала все эти действия, почему-то в груди все у самой сжалось и кольнуло, когда она увидела, что ему больно. Питер всегда ей помогал, хоть и устраивал жестокие игры, но помогал ведь и как она могла его оставить, да, или вообще любого человека в такой ситуации. А потом Венди улыбнувшись сказала Миллсу, - Пока не почувствуешь себя лучше, можешь побыть у меня, - зачем она это ляпнула сама не знает, но оставить его вот так в таком состояние... Венди не как не могла. Она бы просто себе этого не простила, да... И тем более он же ей помог. Хотя, знаете это не играло сейчас большого значения, даже, если бы не помог, она бы его не оставила. Возможно это была игра - этого нельзя исключать, однако, если ему вправду плохо то, если она его выгонит то, это будет бестактно и более того бесчеловечно.  Да и разве не глупо смотреть в прошлое? У нас же есть сейчас настоящие, не так ли?

Отредактировано Wendy Darling (2015-11-25 14:24:17)

+1

13

Разве Венди не  знает, что Питер Пэн  всегда играет?  Разве  Венди не понимает, что и сейчас он затеял свою очередную игру? Ну да, конечно, она не понимает. Она же думает, что он Питер Миллс. И ему плохо. И он нуждается в каврололе. Ее счастье, что она не знает, что он Пэн. Знала бы  Венди,  что он Пэн он бы остался и так, и разговаривал бы  с ней по-другому, в привычной ему королевской манере.  Ему бы не потребовались эти игры. И как бы не был велик соблазн сознаться, насладится  ее  страхом, увидеть как поменяется выражение ее  лица, но этого нельзя было делать. Слишком был велик  риск. Она бы  непременно рассказала всем, что Пэн в городе. Что этот проклятый Пэн в городе. И его надо поймать, убить, уничтожить. Наверняка она его ненавидит и  также, как и остальные, вероятно эта девчонка радовалась  его смерти. От этих мыслей больно  конечно не было, но неприятно, да было. Хотя нет… действительно было и больно. Как бы он не хотел это отрицать,  птичка  в его жизни что-то значила.  И это, черт возьми неприятно, что близкий, его собственный  человек в его жизни человек, его собственность радовалась  его  смерти. И  эти эмоции отразились на его лице,   когда он  изображал боль. Он скривился  от этих  неприятных мыслей. Его  правда все это очень и очень сильно задевало.
-Питер Пэн никогда не  проигрывает,  слышишь? - хотел он зло заорать на нее. Но орал он внутри. Он непроизвольно скривил лицо от этих всех мыслей.  И правда было больно от собственных  мыслей.
Потом он увидел  обеспокоенное  лицо Венди. Она  переживает за  него? Ну конечно она  переживает за Питера Миллса.  В этой  девочке  есть место для любви для  всех. Она любит свою семью,  любит друзей ( у нее  же когда-то были друзья),  она  любит животных,  любит природу,  любит каждую букашечку,  каждого паучка… Всех…кроме Пэна. Стало еще больнее от собственных  мыслей. Что с ним черт возьми  происходит? Он  никогда такого  не испытывал.  Он никогда не знал  моральной  боли. Его по настоявшему задевало то, что каждый  человек в этом городе был рад смерти Пэна. И никто  не грустил оттого, что его больше нет... Никто...Даже она...Особенно она...
Венди протянула ему  таблетку и стакан  с водой.  Жизнь ее  не изменила и не чему не научила. Она была  по - прежнему доброй и хорошей Венди Дарлинг. Разве  жизнь в Неверлэнде не научила ее простым истинам?  Нельзя  доверять  всем,  нельзя всем помогать.  Потому что однажды ты  можешь спасти человека, который толкнет тебя в бездну… И уж самый глупый поступок, который может быть…
-Спасибо, - сказал Питер. И как  бы он сейчас  не старался быть вежливым, но его  голос из-за этих всех мыслей был слегка раздраженным. – Ты  очень добра. Это тебя и погубит. Ты  ничему, ничему не учишься,  Венди…
Таблетку он пил не стал. Он сделал вид, что проглотил ее, на самом деле  положил  под язык, запил  водой.  – Я  сполосну  стакан,  а ты  можешь пока   переодеться,  - под таким предлогом  он направился  в  ванную.  И тут же  выплюнул в раковину эту  гадкую  таблетку и смыл ее  водой.  Умылся. Ему  надо было успокоится и прийти в себя.  Его темная сущность брала  вверх над ним.  Но он не мог,  не имел право это демонстрировать.  Иначе он проиграет.  Снова  проиграет.
Пэн  вернулся  в комнату.  Состояние  его вроде  стабилизировалось,  вроде он успокоился. А она предложила  ему остаться,  пока парню  не  станет лучше. Разумеется, я останусь. Придется  задержаться  в  ее  номере на полгодика, годик,  вечность?  Если уж говорить  честно, Пэну  в Сторибруке  не было хорошо. И маловероятно,  что ему  станет лучше. По крайней  мере, до тех пор, пока он не вернет магию  и этот город не  станет перед ним на колени.
-Извини, что обременяю тебя.  Я не хотел,  чтобы  так  получилось, - сказал Питер  опустошенным голосом и присел на  кровать.  Он  наигранно  скривился  от боли очередной  раз.

Отредактировано Питер Пэн (2015-11-29 20:19:25)

+1

14

Питер жив. Мой эгоист. Вечный тиран. Он жив...
В голове пролетают довольно обычные мысли, которым нужен опытный дирижер, чтобы они начали играть правильную мелодию в голове, чтобы ей не снился тот мальчик, чтобы он не встретился ей больше. Но тогда почему же она этого настолько хотела? Настолько сильно, настолько воодушевленно, как будто кроме него на свете нет никого лучше, умнее, красивее и коварнее, как будто она влюбилась, но этой любви она очень страшиться. Такое чувство, что она влюбилась в дьявола, который её вечно выводил и издевался, но ей казалось, что у этого дьяволенка была душа... Но почему... Почему она не хотела его видеть тогда? Почему она пыталась избавиться от мыслей от мучительных снов, которые изнемождают тело и душу? Странно... Как же она относилась или относится к нему? Черт возьми... Чтоб этого Пэна... Но ему же плохо... Девочка собралась с мыслями и все так же обеспокоенно смотрела на Питера, - Совершенно не за что, - улыбнулась та, - Ты тоже, правда ты мне немного напомнил об одном друге, но ты более добрый, - девочка улыбнувшись умолчала, что это еще за такой друг, но можно было в принципе догадаться о ком она говорила, возможно она и скучала по нему... Но как - то спокойнее что ли было без него... Не надо было вечно бояться и кому - то что - то доказывать. Когда же Питер выпил таблетку, на душе, как будто стало легче, бессмысленно было сейчас спрашивать все ли в порядке, ведь, таблетка действует только через какое - то время, да и тем более дождь за окном... Куда же он пойдет? И решив, что он останется, тот предложил очень хорошую вещь. Пока он вышел девочка взяла из чемодана платье и сняв свое она переоделась в новое. Перекинув волосы на одну сторону она попыталась застегнуть его сзади, но Питер довольно быстро вышел из ванны, - Поможешь застегнуть? - сев на кровать попросила Питера, который недавно улегся туда, - И... все хорошо, тебе ведь плохо, так что... Не беспокойся об этом, - улыбнувшись девчушка посмотрела на стену.

+1

15

Он ей напомнил какого-то ее друга. Как же  бесит.  Его  с кем-то сравнивают. Его великого и ужасного сравнивают с каким-то мальчишкой.  «Да, я  лучше  всех»,  - хотелось перестать играть, хотелось признаться,  хотелось сказать ей.  «Я – Пэн.  Как же ты меня не узнаешь? Не ждала, да, что я  восстану из мертвых?». Бесит, что за эти полтора года в ее жизни были  какие-то люди какие-то другие люди, не он.  Нет, Пэн  не думал,  что она говорила  про  него.  Друг? Нет, это  точно не  про него. Он  полагал,  что Венди его ненавидит.  Венди ненавидит Пэна,   а  с другими мальчишками (с тем же Миллсом)  она очень вежлива и обходительна.
-Зачем  же общаться  с не добрыми людьми? – таким же  раздраженным, но тихим голосом  ответил Пэн. Это  не должно было выглядеть как агрессия.  Его  раздражало то,  что в ее жизни был кто-то кроме него. Она его,  его собственность. -  Рядом  должны быть только те  люди, которые о тебе  заботятся. – Пэн проявлял  заботу  о ней  сейчас,  это было очевидно.  Но он также  проявлял  заботу о ней на острове. Он дал ей  дом,  еду,  порой они даже  неплохо  общались.  Ну да,  его  настроение  часто скакало.  Он мог  быть очень милым и обходительным,  через незначительное  время  диким и агрессивным. Впрочем, зачем вспоминать прошлое. Она не знает,  что перед ней Пэн,  а значит жизнь  можно начать с чистого листа.   И почти флиртуя, но по-прежнему убитым голосом, он сказал. – Я буду  рядом, я тебе  понадоблюсь. Всегда,  когда  я тебе понадоблюсь,  я  буду  рядом.
Вернувшись  из ванны,  он увидел,  что она  даже   переодеться не успела.  Пэна  бы  эта  ситуация  бы  не  беспокоила,  но Миллс,  будучи джентльменом не  мог позволить  себе  смотреть  на девушку.  Он  зашел  в комнату,  изображая  из себя  больного, и сначала  присел на кровать,  а потом и  вовсе на нее упав, делая вид,  что ему очень и очень плохо.
Венди подошла  к нему и попросила  застегнуть  платье  на спине.  Питер был конечно удивлен и  немного  взбешен  на  девушку. Она принадлежит ему,  а   позволяет  себе  заигрывать  с Миллсом. Бесит. Бесит. Бесит.
Пэн,  приподнялся и застегнул  ее  платье. Они сидела  к  нему  спиной, он хотел   коснутся  ее  волос под  предлогом поправит их,  на самом деле он по ней  скучал . Но нет,  Венди была  его слабостью. Он никогда не позволит иметь себе слабость.  Иметь слабость,  значит быть уязвимым,  значит проиграть. Он не такой  как эти влюбленные идиоты.  Счастья не заключается в любви. Счастье  заключается  во власти.  Счастье в том,  чтобы  делать, что захочешь.
-Хорошо, что мне  плохо? -  усмехнувшись сказал  Питер.

Отредактировано Питер Пэн (2015-11-29 22:05:40)

+1

16

Вопрос был хороший, но она толком не знала что ответить, - Ну... так получилось, для всех он монстр, но на самом деле мне казалось, что в нем есть что - то особенное... Хотя возможно я и ошибалась, - ответила спокойным, но немного грустным тоном при чем о нем же, - Да... Наверное должны, но он обо мне заботился, хоть и злился часто, - она улыбнулась надеясь, что он поймет про кого она говорит, но похоже он не сильно понимал это. Хоть дальнейшие слова мальчишки были уставшими и запутанными, но она улыбнулась им, - Хорошо, спасибо тебе, - и тут невольно она подумала о том, что все - таки Питер другой... Он кажется изменился, ей не верилось в это, но казалось, что это так. Что он изменился в лучшую сторону... И ей это сторона была видна, но она зачастую пыталась её игнорировать, возможно Питер был всегда такой с ней? Ну, или по крайне мере до тех пор, пока та его не выводила из себя. Но она до сих пор не понимала одного, зачем он её держал у себя... В клетки, братья ведь не были единственной причиной? Это было так странно. Когда же Питер Миллс ушел она стала переодеваться, но не совсем успела, Венди попросила его застегнуть ей платье. И Дарлинг изначально не подумала... Точнее думала, что в этом нет ничего такого, да, и если ему плохо, то наверное ему все равно, что и в каком виде перед ним девушка. Когда он застегнул платье то прошла какая - то странная пауза от которой было какое-то напряжение. От чего девушка повернулась к нему, а тот усмехнувшись спросил то, что было полнейшим бредом от чего она засмеялась, - Нет, конечно же... Нет, - после она улыбнулась, - Кстати, тебе похоже уже лучше, - радостным голосом произнесла Дарлинг, как будто случилось какое - то чудо исцеление. Правда потом её немного смутила вся эта ситуация и она почему - то посмотрела ему в глаза. Вот так смотришь в эти глаза и видишь все того же Питера от которого мурашки бегут по коже, а к щекам приливает кровь... И сердце бьется, как бешеное, а ум обзывает этого парня всеми словами, которые только есть у неё в словарном запасе ассоциирующиеся с ним. Дурацкое чувство. Правда, слишком дурацкое и странное, смотришь и хочешь верить, что в нем есть и вправду что - то хорошее и было... Просто хотелось в это верить. Пускай ненадолго, но хотелось. Девушка случайно задела за руку Питера и потом встала, подошла к чемодану и закрыла его, а мокрое платье занесла в ванну, потом вернулась и посмотрела на Миллса, а потом в окно по которому барабанил дождь. Вот так смотришь на капли бегущие по стеклу и вспоминаешь родителей, которые ругали за то, что она убегала из дома без зонтика. Прямо день воспоминаний.

+1

17

Вдруг Питер стал что-то понимать. Неужели Венди говорила  о нем? Неужели у нее к нему  не было ненависти? Неужели он был ей дорог и значим? Он  не был уверен, что Венди говорила о нем. Мало ли кто был в ее жизни за эти полтора года.
-И где  же  твой  друг сейчас? – пытаясь  быть безразличным, пытаясь делать  вид, что ситуация его не задевала, спросил Питер. – Почему ты  приехала в  Сторибрук одна?  С таким тяжелым чемоданом и тебе никто не помог… И если  не  секрет с какой целью ты  здесь? Это магический  город и сюда не  приезжают просто так,  - Питер, правда, интересовали все эти вопросы. И он хотел знать на них ответы.
И да,  конечно ему  моментально стало лучше, потому что на  какой-то момент он забыл про свою игру.  Но Венди ничего не поняла. Она не поняла,  что ему не  было плохо.
-Да, мне лучше,  спасибо. И это все  благодаря тебе, - он очень по-доброму улыбнулся. –Спасибо,  что оказалась рядом, - его правда тянуло к ней.  Но…нет, нельзя.  Он на  острове с ней  общался  в своеобразной  манере,  потому что он бесился  даже  не на нее, а на  себя. За то что был к ней привязан и не мог ее отпустить.
Недолгая пауза.  Венди вскочила с кровати и отошла от  Питера. Девушка оказалась у  окна,  она стояла и смотрела,  как дождь  стучал за окном. 
Пэн  встал   с кровати и тоже   подошел  к окну и вопреки недоуменному  взгляду  Венди открыл окно и просто смотрел ей  в глаза.  Птичка,  летим со мной. Летим со мной  в Неверлэнд. Но ты же тоже  этого хочешь, - хотел сказать он ей, а  вместо этого произнес. – Здесь очень душно,  пусть  проверится. 
Ему  хотелось  с ней поиграть. Он намекал на  очевидные  вещи, но не говорил,  то что хотел сказать. Милая  Венди! Моя  Венди! Как ты  можешь не  понимать,  что я жив?  Почему, почему ты меня  не чувствуешь? У него был соблазн ей  все рассказать.  Но нет,  было нельзя. Слишком опасно.  Она  может его погубить.

+1

18

Вопрос слегка поразил Венди, неужели он не понимал, что она говорила о нем? А может понимал, но хотел признания какого-то... Ну, чтож, собравшись с духом девушка сказала, что тот самый мальчик погиб, но у него была коронная фраза, которая была весьма забавна и всегда её смешила, что он никогда не проиграет, потому что она хотела, хотя бы раз доказать ему, что и она может выйграть, а потом улыбнулась и сказала не брать ему это все в голову. А на вопрос зачем она здесь... так и не ответила потому что толком и сама не знала, просто взяла и приехала, ек задумываясь зачем.
- Я рада, что тебе стало лучше, - произнесла слегка смущенно Венди Дарлинг и в этот момент ей показалось, что она слишком долго смотрит в глаза Питера, настолько долго, что её начинают охватывать, какие - то несвойственные ей желания и... Не важно. Она встала и подошла к окну пытаясь думать о чем - то другом, но Питер подошел и мысли, и все внимание снова привлек этот мальчишка. Он открыл окно и ей показалось, что в этом было, что - то большее, чем просто "душно", а то, что было когда - то, вот так бы взять и полететь, словно птичка. Вот почему обычным людям не дано летать подобно птицам? Так бы встала на это окно и шагнула... И полетела, а потом она словно очнулась от мыслей и поправив волосы, посмотрела на Питера, - Да... - многие ли оставляют окна открытыми? Казалось этим да она больше подтвердила мысли Питера об острове, но не как о комнате, в которой душно. Она мило улыбнулась и протянула ему руку, - Как ты думаешь почему люди не летают? - а потом печально улыбнувшись посмотрела в окно. Ей хотелось что - то сделать, что - то такое чтобы запомнилось, но она боялась, боялась того, что такой добрый Питер исчезнет, боялась того, что она чувствует, боялась того, что потеряет свою свободу. Все стало как всегда чувства бурлящие внутри светловолосой смешались в коктель, так было всегда, когда рядом был он. Это всегда было до жути странно, но в какой - то степени весело. Все казалось таким чудным, даже дождь, который был не совсем вовремя, а может так нужно было? Только кому не понятно.

+1

19

Конечно, ему было приятно, что она о нем помнила. Но  то что  его  коронная фраза ее  смешила это было менее приятно.  Не надо над ним смеяться, не надо смеяться над его принципами и идеалами.  Не надо смеяться над истиной. Истиной  были его слова о том, что он никогда не проигрывает.  И даже в тот последний раз он  не проиграл. Это всего лишь тайм-аут перед решающей  битвой. Да,  и еще, Пэн не умер, он жив.  Жив и полон планов  по отмщению и завоеванию мира. Они все ему ответят за все. За то,  что отобрали птичку,  забрали мальчишек, за полтора года пустоты и ненависти. За эти бесцельно  проведенные недели в Сторибруке. Ни дня  он здесь не был счастлив. Ни дня. Но Венди приехала в этот город и стала  его отдушиной. Она была такой  родной, такой близкой.
Я стою напротив тебя. Но ты  ничего не чувствуешь и не понимаешь. Почему? Почему? Почему? Ладно, потерпи  немного птичка и  Пэн вернется. Ты  узнаешь, кто я, как  только я обрету магию. Все узнают! Правда, долго после этого  не  проживут. А ты вернешься  в клетку,  потому что ты моя и я тебя никуда не отпущу.
Такие люди как  Пэн  не меняются. Такие  люди как Пэн не желают меняются. И ошибки,  и поражения, их ничему не учат. Он не сделал выводов,  он ничего  не понял.  А его сердце наполнилось тьмой еще больше, чем прежде.
Он вздохнул и, конечно же,  не стал выдавать свою тайну, а просто сказал:
- Мне очень жаль, что так произошло. Ты…скучаешь по нему? – для Питера это, правда было важно.
Ну а что касается  ее  приезда в Сторибрук  без повода,   в это он, конечно же не  поверил.  Но не  это сейчас было важно. Важно, что она была здесь. 
Они стояли у окна и он думал о Неверлэнде. О том, как хорошо было раньше. Пока  Свон со своей  дружной командой все не испортили. Венди видимо,  думала  о том же,  потому что ее  вопрос прозвучал странно. 
-Как ты думаешь почему люди не летают?
- Почему  же  люди не  летают? -  пожав  плечами ответил он.  – Летают. Дай  мне  руку и просто верь мне, - он протянул ей  свою руку. Окно было открыто. И что он собирался сделать? Прыгнуть? Но у него  нет  магии и он не  может летать. Или он забыл?

+1

20

Единственный человек, который заставлял её во чтобы то не стало испытывать огромную бурю эмоций... Был Питер. Питер Пэн, а этот вопрос... Произнесенный им так скоротечно, после всего того, что она ему наговорила... Вроде бы этот вопрос не был настолько сложным, как морально трудным... Для этой девочки, чем собственно говоря и поставил её в тупик. Скучает ли она по нему? Да... и  нет, это двоякое чувство, которое она сама не понимает. С одной стороны страх потерять свободу, с другой огромное желание быть рядом с ним. Поэтому - то девочка растерялась, однако, поспешно кивнула в знак согласия, а потом улыбнувшись задумалась о чем - то важном... Своем. Но, как подул свежий и слегка холодный ветер, который пробуждал её от этих мыслей, она переключила все свое внимание на совершенно иные мысли и чувства, словно это был живительный глоток, который мог все исправить. А на деле это был все тот же Питер, который достаточно милым образом предложил довериться ему, но вопрос для чего? Даже не прозвучал в её голове, что было самым странным и она произнесла, то, что даже сама не ожидала, ведь, как можно было не понимать, что, если перед ней Пэн, то, он по-любому умеет это, - Ты умеешь летать? -  Дарлинг улыбнулась и взяла его за руку и посмотрела ему в глаза, как будто говоря ему, что - Неужели это все - таки ты... -, но в то же время она боялась того, что понимает, что Питер Пэн - это Питер Миллс. Он и такой добрый, в голове все это не укладывалось, а с губ чуть не слетело наивное, - Неужели у него осталась магия? - Дарлинг все так же смотрела на него, каким - то восторженным взглядом, как на какого - то полубога, что было немного смешно в её голове, но этот взгляд вышел, как будто сам собой. Держа его за руку она заметила один факт. Руки у Питера были гораздо теплее, чем у неё, но это и не мудрено, ведь это она промокла и видимо сейчас немного замерзла, главное не простудиться.

+1

21

Окно  было открыто и капли дождя  залетали комнату. Питеру было все равно, что идет дождь, что на улице плохая  погода. Он бы сейчас взял свою птичку и улетел бы с ней в Неверлэнд. По  ее  воле или против ее воли.  Ему  было все равно хочет она  того или нет. Этот чертов мир крутится вокруг него  и только его желания  имеют значения. Точнее этот мир должен крутиться  вокруг него. Но из-за Оза все  пошло не так…
Да, Питер порой забывал,  что  он не имеет магии. Больше не имеет магии. Не  умеет летать. И  это  предложение  доверится  ему было глупым. Это было порывом эмоций. 
Она протянула  ему  свою  руку и Питер крепко сжал ее, чтобы девушка  не могла сбежать.  Слишком крепко, чтобы она не могла вырваться. А на его  лице появилась очень нехорошая улыбка. Все эти  реакции были не характерны для Миллса, но  они были характерны для Пэна. И  эти реакции были  скорее   рефлексом,  доведенным до уровня автоматизма. Наверное,  дальше, должно было последовать  признание, и он бы  сказал ей, что не Миллс, но ее  вопрос вернул  его в реальность. Он резко разжал свою руку, посмотрел  на Венди и довольно холодным тоном сказал.
- Нет, что за глупости,  конечно люди не  умеют летать, - он вспомнил,  что он не Пэн, а Миллс. И Миллс  не  может вести себя так. Даже  то, что она  смотрела на Миллса и ей  вдруг вспомнился Пэн, это и то было плохо. Конечно, Питеру было приятно,  что Пэн в ее жизни что-то значил,  но никто не должен был знать, что Пэн жив.  Питер никому  не мог доверять в этом городе.  Даже Венди. Особенно Венди.
Он   проявил по отношению к девочке  небольшую агрессию и ситуацию  надо было исправлять. Голос  его стал снова добрым и хорошим, но в нем еще  говорил Пэн.  – Но когда веришь,  нет ничего невозможного, - а потом  на смену ему  пришел Миллс. – Несмотря  на то,  что Сторибрук – магический  город,   здесь никто не умеет летать.  Для  полетов  придумали  науку.   Магия не всесильна.  И для  счастья нужна  совсем не магия, - Питер уверенным голосом произносил эти слова, но сам в них  не верил.

+1

22

Все казалось слишком сказочным. Слишком не таким, слишком не Питером и тем же самым Пэном одновременно только одной из его сторон, которая была известна лишь немногим. Этому человеку хотелось доверять, отдать все, что у тебя есть. Например, то же сердце или выкрасть это сердце у кого – нибудь другого ради него. Она всегда хотела лишь одного, но об этом никто не догадывался кроме неё самой. Просто обнять его и ничего не говорить больше, но он этого не любит и… Вряд ли она бы это сделала сейчас. Сейчас она хотела довериться ему, Венди бы так и сделала, даже, если бы он её захотел выкинуть с окна. Ей было все равно, главное, что он рядом. Тот Питер из-за которого сердце бьется быстрее. Все было бы так, если бы не постепенное понимание ситуации. Девушка начала понимать, что все же Питер не изменился, все же не все так радужно. Только не с ним и только не сейчас. Он не мог изменится, не мог… Пэн хорош, даже очень это больно признавать, но это так, однако, все те чувства, все те эмоции собрались в кучку и вышли наружу в виде сдавленного, - Ай, мне больно, -  мир словно разрушился в её глаза, и нельзя было не увидеть, то, сожаление в её глазах, которое она испытала с крепким сжатием её руки. Даже окно захлопнулось встречным ветром, вместе с дверью в ванну. Внутри все похолодело, девушка смотрела ему в глаза и видела там только Питера… Того самого Пэна, а потом… После его слов Венди не то, чтобы смотрела на него она удивилась, потирая свое запястье, а потом печально улыбнувшись все с тем же едким сожалением в голосе произнесла, - Извини, - немного помолчав, продолжила, - люди и вправду не летают, - она посмотрела на окно, а потом снова на Питера и в сердце что – то сжалось. Грубость… Резкость по - отношению к ней не исчезла, а значит он опасен. Опасен, как для неё, так и для других.  Девушка, чуть не выговорила, - Пэ…, - но вовремя остановилась, - Питер, слушай, ты совсем перестал… точнее ты совсем не веришь в магию? – девочка улыбнулась и хотела уже обнять его… И сказать, что все – таки пора прощаться, но Венди не смогла… Просто что-то сковало её внутри то ли страх, то ли боль от знакомых рук, которую давно не чувствовала.

+1

23

Нельзя, чтобы  Венди поняла, что перед ней находится Пэн. Но была сработана реакция на уровне автоматизма, он сжал ее руку по инерции. Наверное,  слишком сильно, слишком резко,  словно демонстрируя, что она его собственность, что она его  вещь. Но он поймал ее  взгляд, полный боли и разочарования. Миллс не может так поступать, поэтому Пэн быстро отпустил ее руку. У него был гнев и негодование прежде всего на себя. Он злился и эта его злость проскочила в его тоне. Конечно, ему  удалось быстро сориентироваться и убрать свою злость, но он понимал, почувствовал от Венди холодность, отстраненность. Воссоздалась неловкая пауза, Пэн уже  слушал  девушку в полголоса, он думал о том, как можно исправить эту ситуацию. Ведь если Венди поймет, что он Пэн это будет очень и очень плохо. До него долетели ее  последние фразы. Но из-за его внутренней злости  тон продолжал оставаться если не злым, то недовольным.
- Я верю в магию,  я живу со злой королевой, - сказал он. В его голосе была скорее агрессия, чем тепло и любовь к своей новоиспеченной «матери».  – Но магия не позволяет людям летать, -  он говорил все это для того, чтобы она его не  смела, ассоциировать его с Пэном. Но ситуацию все равно надо было спасать, ему  сейчас было важно завоевать,  а точнее вернуть ее доверие .А этого  можно было достигнуть только заботой  и вниманием. Конечно, бы,  наверное  следовало перед ней извинится. Но Пэн  не  мог, он не  умел извиняться и сейчас он не стал этого  делать.  Он просто взял ситуацию в свои  руки,  постарался ее  внимание направить на совершенно другие вещи.
–  Хочешь я  покажу город? Возможно не сейчас, через несколько  часов, когда  погода  станет лучше. Тебе надо отдохнуть и прийти в себя после дальнего путешествия, -   голос  его  хоть и заметно подобрел,  но говорил он с неким напором и превосходством. Таким тоном, который не  предполагал ответ "нет". Пэн же всегда привык получать свое.  Он же  не за  что на свете  не  уйдет, если она скажет нет. И ах да,  кажется он забыл,  что он  должен  играть больного.

Отредактировано Питер Пэн (2015-12-20 22:38:22)

+1

24

Девушка смотрела на Питера и пыталась понять, что с ним. Может он был всегда добрым, а она этого не замечала и у него были обыденные вспышки ярости вперемешку с эгоизмом, который он получил во время каких-то событий в детстве. Странно, что раньше она об этом не думала... До этого дня. Это, конечно, странно, но, как говорится с чем черт не шутит. Когда он сказал об том, что он живет с Реджиной, то она хотела было улыбнутся, но в его словах отчетливо звучала агрессия, а не любовь, как к матери... Так же, как и к магии. Венди стало так грустно, так больно за Питера от чего она сделала довольно опрометчивое действие. Она решила почему - то обняла Питера, что было скорее всего чисто интуитивно... Вот бывает... Да...Захотела и все тут. Возможно она сочувствовала ему, - Значит мы оба верим в магию, - она улыбнулась, казалось, что что-то похожее на прошлого Пэна осталось. Одно из его положительных качеств... Это вера в то... Во что верят только дети, а значит возможно в нем все - таки есть свет. А потом Дарлинг закрыла окно от которого веяло холодом и Дарлинг соответственно начала замерзать, а без магии её здесь лечить никто не будет. Да и быстро выздороветь без неё же не получится. Далее Питер Миллс продолжал удивлять своей добротой и внимательностью по отношению к ней, кажется она сама бы несколько дней назад не поверила в то, что сказала сейчас ему. Ей и вправду хотелось пойти с ним, снова пойти с ним и быть какой-то промежуток времени.
- А знаешь... хочу... и да, пожалуй, надо отдохнуть, - как - то весело сказала девчушка, а после она посмотрела еще раз на Питера и сузила глаза... - Он же уже, кажется в полном порядке? - Венди поцеловала мальчика в лоб, - И даже температуры никакой нет... - подумала та и посмотрела на него, - Похоже тебе и вправду лучше, - она посмотрела в окно, а потом на него, - Ну, уж теперь можно идти... ему пожалуй, а то его  "мама" будет беспокоится, - подумала та и уже хотела была что - то сказать, как вдруг внизу что - то то ли разбилось, то ли упало и послышалось что - то вроде звуков драки. И Венди из некого любопытство и жажды помочь всем, кто попал в беду побежала вниз и увидела потасовку, увидела ту девушку, которая помогла ей с комнатой. Машинально не понимая, что делает решила вступится за неё.

Отредактировано Wendy Darling (2016-01-03 23:26:40)

+1

25

Они никогда  так   тепло не  общались. Между  ними царила идиллия и взаимопонимание.   Реально   никогда.  А  когда  она его  обняла, Пэн даже  на мгновение  подумал,  о том,   что   у них   могло бы  все получиться. Они могли  бы  быть парой.  Особенно, теперь  в Сторибруке,  где   он  не был  Пэном, а  Миллсом.  Но также  быстро  Пэн  отбросил эту мысль. Потому   что в  Неверлэнде   у него  были одни  причины,  чтобы  не признавать  даже  себе. А сейчас,  когда  казалось  бы,  судьба    благоволит  и общение  у них складывалось,  птичка  станет  для  него   опасным «врагом»,  если он решит  ей  доверится.  Питер   Пэн  не  готов  был  ставит  свою  судьбу  под  угрозу. 
-Веришь в  магию? – переспросил Питер. Нет,  он знал  многое  про  Венди Дарлинг и про  веру ее   в сказки,   в чудеса,  в волшебство.  Он  знал,   что она не  просто  верит, а  что  ее   вера  сильна, очень сильна.  Он   неоднократно  убеждался  в этом  на  острове.  – Может владеешь магией ты  или может твои друзья?  - Питер  немного   отстранился  от нее   и посмотрел ей   в глаза. Он задал  вопрос, казалось бы,  ответ к которому  был очевиден.  Казалось бы,  он знал  на него  ответ. Но   многое    могло измениться  за полтора года.  Его   волновали причины,   почему  Венди была  здесь.  В  Сторибрук  никто не приезжает просто так.  Но   она   дала   ему  понять еще  раньше,  что  истинных  причин  не   скажет. 
А дальше  произошли более, чем странные вещи. Она   его  поцеловала,  но  Питер   на  это  особо  не  прореагировал,   лишь сказал    дежурно,  вежливую фразу:  «Да,  спасибо,   мне лучше».  А   потом,  снизу  раздался  шум и Венди конечно  же побежала  вниз.  «Ну,  конечно, ей  больше  всех  надо»,  -  зло   подумал про   себя  Питер.  – Венди,   подожди,  - сказал  Питер  ей   в след и   ринулся  за ней. 
Между  тем, в  зале    в  кафе «У бабушки» назревала    крупная  потасовка.  Конфликт  возник   между  одним  из  посетителей с Руби,   который  орал  что  его  тут   пытаются   обсчитать,   он пытался     разгромить  кафе. Сторибрук  не  был  городом,  где  жили  одни  герои.  Сторибрук   был  достаточно   большим  городом и не хороших личностей  здесь  хватало. Пэну конечно  было все равно  на произошедшее. И  даже  более  того,   он был  бы  только  рад, если они   здесь  все   друга друга  поубивают. Но   репутация  Миллса  не позволяла  ему  обойти  эту  ситуацию   стороной и  в  чужих  глазах   надо было выглядеть героем.  К тому  же  рядом  была Венди.
- Венди,   вернись  в  номер,  - довольно  грубо,  в своем командном  стиле  приказал он. – Я  со всем  разберусь.

+1

26

Питер казался совершенно другим… Каким-то необычайно добрым и милым. И Венди нравились эти перемены. Но действительно ли он поменялся? Сейчас они хорошо общались, однако девушку не оставляли в покое странные мысли о том, что Пэн ничуть не изменился и всего лишь очень качественно исполняет свою роль. Даже если это так, у него получалось настолько натурально, что в это поверил бы и самый профессиональный театральный критик. Что уж говорить о наивной Венди. Она даже обняла Питера, когда тот сказал, что ему плохо.
- Ну да... конечно, верю, - неуверенно произнесла девушка, немного удивленная таким вопросом,- нет, не владею, да и друзей у меня еще нет,  я тут совсем недавно.
"Хм... Подозрительно...И чего он переспрашивает? Я же ему уже говорила. Ну приехала по своим делам или просто так. Какая ему разница? Да еще так в глаза смотрит, будто хочет в голову проникнуть..."- с подозрением думала Венди.
Питер же все еще неважно выглядел (но действительно ли?), и девушка его поцеловала. Не то, чтобы очень душевно,в лоб, но поцеловала! Она, было, хотела что-то сказать, но их внимание привлек шум, доносящийся откуда-то снизу.
Спустившись вниз, они увидели, что кто-то со стулом в руках орал на Руби. Это была смесь мата с междометиями, но этого было достаточно для выяснения причины данного скандала. Он утверждал, что его обсчитали.
Но какого лешего он орет на официантку, она-то тут причем? Надо что-то сделать, а то не избежать побоев.
Питер сказал (даже можно сказать, приказал) Венди вернуться в номер, но девушка его не послушала.
- Нет, подожди, не горячись, с ним надо поговорить. По-моему, он что-то задумал, больно подозрительный у него вид...
С трудом протолкнувшись через толпу наблюдателей в первый ряд, Венди смогла разглядеть дебошира получше. Странный тип совершенно непримечательной наружности: поношенная куртка, щетина на лице, шрам на носу, возможно, от травмы, полученной в детстве... Хоть на сказочника он и не был похож, но вполне мог сочинить небольшую историю о том, как его обсчитали, надеясь получить незаконный доход.
Венди решила действовать. Она вышла из толпы и громко сказала:
- Эй! Тихо все! Хватит орать! - затем обратилась к дебоширу, - Уважаемый, вы что заказывали?
- К-кофе...- ошарашенно ответил он.
- Сколько денег с вас просят?
- 10 центов...
- На сколько я помню, кофе именно столько и стоит, посмотрите на ценник,- Венди указала на витрину с ценниками. "Кофе - 10 центов"- было написано на одной из бумажек.
- Секунду, я оговорился, - неожиданно выдал гражданин,- я чай заказывал.
Венди посмотрела на него, с подозрением прищурив глаза. Она снова указала в сторону витрины. "Чай-10 центов".
- Хитро, уважаемый, хитро. Но не сработало. Ваши обвинения недействительны, - с важным видом произнесла девушка и, развернувшись на одной ноге, прошла мимо ошарашенно рассупившейся толпы и направилась в свой номер.

Отредактировано Wendy Darling (2016-07-05 23:27:55)

0


Вы здесь » Once Upon A Time: Sail Away » Сюжетная линия » Поверьте мне...


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC